Интервью с Михаилом Кержаковым – о вызове в сборную России, тяжелом периоде в «Зените» и конкуренции со «Спартаком»

Возможно, именно сейчас – ярчайший этап в карьере Михаила Кержакова. Ему 35 лет. Хоть всё это время он и ассоциируется с «Зенитом», но основным вратарём команды становился эпизодически. Так начался и нынешний сезон – Одоевский получил место в основе, а потом состоялся выезд в Грозный. Красная карточка и мышечные проблемы – так что с начала августа первый номер команды именно Кержаков.

А его статистика поражает – два пропущенных гола в семи матчах. Стабильность и, следовательно, закономерный вызов в сборную. Впервые в карьере.

Мы поговорили с Михаилом:

  • о первой части сезона и почему выезды в Грозный — это так тяжело;
  • о жалобах соперников на судейство и почему судьи такие странные;
  • о конкуренции от «Спартака» и есть ли она в принципе;
  • о тяжёлом лете для Кержакова, когда футбол мог закончиться;
  • о сборной России;
  • о бизнесе, увлечениях и будущем.

Всё это, но подробнее — ловите ниже!

Доминирование. Кержаков согласен с Семаком – у «Зенита» его нет

– У «Зенита» самый успешный старт в истории РПЛ. В чём главные причины?
– Думаю, их две – высокое качество игроков и хорошая глубина состава. По фамилиям наша команда поинтереснее, чем остальные.

– У тебя тоже крутая статистика – два пропущенных мяча в семи играх. Такое впервые?
– Были отдельные отрезки с тремя-четырьмя матчами «на ноль». Но не на старте сезона. Нынешних цифр, возможно, никогда не было. Но не скажу, что это моя заслуга. У меня нет матчей, где я творю чудеса или веду искрометную игру. Зачастую пара опасных удара. А порой вообще не бывает.

– Как тебе с Ловреном и Родригао?
– Мне комфортно. У них очень неплохое взаимопонимание. Но не хочу ничего говорить плохого про Диму [Чистякова] и Нурика [Алипа]. Когда они выходят, тоже всё выглядит надёжно.

Ловрен и Родригао

Фото: Дмитрий Голубович, «Чемпионат»

– Почему у них сразу образовалась такая связь?
– Сложно объяснить. Видно, что Деян заряжен. От него исходит какая-то другая энергетика. Такого не было в предыдущем сезоне. Может, что-то перепрограммировал в голове. Либо сказалось повреждение, может, соскучился по футболу. Плюс предстоящий чемпионат мира его наверняка мотивирует, хочет там сыграть. Для меня нынешний Ловрен – самый мощный за всё время в «Зените».

– После такого старта запускаются разговоры о доминировании. Несколько месяцев назад Семак отвергал этот термин.
– Я его тоже отвергаю.

– Почему?
– С конкурентами мы сыграли по одному матчу, и то не со всеми. Плюс периодически наступаем на одни и те же грабли с командами, которые в нижней части. Уже теряли очки с «Химками» и «Ахматом». В 1-м туре вообще показали одну из самых слабых игр.

– Чем это объяснить?
– 1-й тур – следствие финала за Суперкубок. Отдали много эмоций. На «Химки» их не хватало. После гола в начале опустили руки, думали, что победим на классе. Наша ошибка.

– А что с «Ахматом»?
– Там удаление. Вдесятером сложно много думать об атаке. Хотя у нас всё равно были моменты.




«Динамо» подставили новые легионеры. «Зенит» снова не заметил конкурента

– Почему в Грозном всегда так сложно?
– «Ахмат» очень мощно настраивается на матчи у себя в республике. Это прямо домашняя команда. Хотя мы с ними неплохо начали – доминировали, а потом удаление. Не смогли прийти в себя. Так что наша вина. На моей памяти был только один матч в Грозном, когда мы скрутились 2:4 ещё при Виллаш-Боаше. Они тогда выглядели очень здорово, мы проиграли без шансов. В остальных играх скорее сами отдавали. Дело случая.

В матчах с командами из середины или нижней части таблицы проблемы в основном мы создаём себе сами. Сложно включаться по ходу матча, если не делаешь это с первых минут. Либо забиваем гол и расслабляемся. Этого нужно стараться избегать.

– Но тогда будет создана совершенная команда. Это возможно?
– Думаю, нет. Посмотри на подобную тенденцию в остальной Европе. В прошлом сезоне многие команды испытывали сложности в чемпионате после матчей еврокубков. Были ничьи, поражения. Не хватает эмоций. У нас сейчас нет евротурниров – это ужасно, но в какой-то степени это помогает удерживать больше эмоций внутри.

«Спартак» – не конкурент. Но Абаскаль – интересный тренер

– Обратил внимание на тенденцию. Все конкуренты – ЦСКА, «Динамо», «Локо» — после матчей с вами жаловались на судей. Удивляет?
– По конкретным матчам этого сезона – да. Я читал комментарии людей из «Динамо» – это же просто несправедливо. А «Локомотиву» на что жаловаться? Ты сам видишь, что у них в этом сезоне. Там какие вопросы?

– Может, в «Локо» считали, что, если бы им дали вовремя провести замену, счёт был бы 2:2. А не 0:5
– Я не знаю. Считаю, что в их случае это просто неуместно. Но если под микроскопом разглядывать эпизоды с нашей стороны, то тоже можно многое накопать. Я не видел, чтобы мы кого-то обыграли за счёт судей.




«За сговор арбитров нужно поставить на место». Разбор судейства 10-го тура РПЛ

– На старте сезона главным конкурентом «Зенита» выглядел «Спартак». Но потом вы их смяли в чемпионате.
– «Спартак» мне не казался главным конкурентом. Не знаю, почему их туда записали. Нам в последнее время тяжело с ЦСКА. А что касается матча, то «Спартак» забил первым. Показалось, что они сами этого испугались. И не понимали, что делать дальше. Пропала уверенность, появились нервные решения.

– Но и вы стали забивать во втором тайме.
– Мы и в первом могли забить пару мячей. В раздевалке – абсолютное спокойствие. Понимали, что надо продолжить в том же духе и голы будут.

– То есть «Спартак» в этом сезоне не конкурент?
– Думаю, нет. Там такая тренерская чехарда была, скольких они поменяли за последние пять лет? А сколько игроков? У нас в этом плане всё стабильно. Это огромный фактор. Да, может уйти пара игроков, но это глобально не влияет. А если менять по паре тренеров за сезон, ничего хорошего из этого не выйдет. Мне нравится Абаскаль. Не знаю, почему на него набросились. Но сразу трудно построить чемпионскую команду. Может, если ему дадут год-два, это случится.

Гильермо Абаскаль

Фото: Дмитрий Голубович, «Чемпионат»

Почему начал сезон в запасе и что ждёт Одоевского

– Для тебя сезон начался после удаления Одоевского в игре с «Ахматом». И с того момента все матчи РПЛ – твои. Подобный сюжет не первый в карьере: ты можешь какое-то время сидеть на лавке, но в нужный момент всегда готов держать уровень. К этому чувству можно привыкнуть?
– Сложно привыкнуть к чувству, когда играешь, держишь уровень, а потом садишься на лавку. Это неприятные ощущения. Но, возможно, я научился тушить это внутреннее негодование и вставать на правильные рельсы. У меня был момент, когда я ездил по арендам – это в «Волге» – там я присел на лавку, как показалось, незаслуженно. Сильно разозлился. Появилась мысль опять уйти. Но внутренний голос подсказал: если снова менять команду, то это превратится в бесконечный круг. А если переломишь себя, то карьера пойдёт по-другому. Считаю, тот момент был важным. Я переломил себя, выработал терпение и потом вернулся в ворота. Некоторым этого терпения не хватает.

– Ты справедливо начал вторым этот сезон?
– Абсолютно. Посмотри весеннюю часть прошлого сезона. Ещё начиная с матча с «Бетисом». Я уже говорил, что у меня вообще была мысль закончить. Ода неплохо смотрелся в мае, потом хорошо провёл предсезонку, так что справедливо начал сезон в основе.

– Мысль закончить – почему?
– Много факторов. Главный связан с моей личной жизнью. Я не буду в это углубляться. Это сильно влияло на меня в последний год.

– Одоевский в перспективе первый номер «Зенита»?
– Им может стать каждый. Я вспоминаю себя в 19 лет. Тот же Ода по каким-то моментам гораздо сильнее меня в том возрасте. Если у меня получилось выстроить какую-никакую карьеру, то у него шанс тоже есть. Больше почвы под ногами. Всё зависит от характера.

– Ты помогаешь ему?
– Сам не лезу. Если спросит – подскажу. Могу рассказать какие-то примеры из жизни. Но, опять же, молодые сами определяют свою судьбу. После ошибок многим тяжело. Порой вешают нос. Советы советами, но, пока ты сам не пройдёшь испытания, понять что-то сложно. Пусть я буду как пример, когда возможно всё.

Даниил Одоевский и Михаил Кержаков

Фото: РИА Новости

– У Одоевского в последнее время мышечные проблемы. Откуда они в таком возрасте? Есть теория, что это связано с нагрузками на высоком уровне.
– Многое зависит от генетики, организма. Честно, сейчас точно не самые тяжёлые тренировки, с которыми я сталкивался в карьере. У меня не было мышечных проблем. До 31-32 лет я мог только что-то ломать. Первая мышечная травма была в 32 года — и то потому, что неудачно ударился об газон. Спасибо маме, папе за это. При этом не могу сказать, что я был суперрежимным.

– Но ты и тренировался на асфальте Кингисеппа, а не в хороших условиях академии. Может, тоже укрепило мышцы.
– Да и асфальт Кингисеппа в те годы не особо отличался от полей в школе СДЮШОРа.

– Ракицкий говорил, что у нынешних молодых очень слабое желание выгрызать место в составе.
– За всех говорить не буду. Время идёт, всё меняется. Наверное, Ярик в чём-то прав. Наше поколение отличается от нынешнего, но мы же отличались от предыдущего. Одна деталь: когда мы были молодыми, отношение старших к нам было другим. Более жёстким, что ли, чем сейчас. Без рукоприкладства, конечно. Однако психологическое давление было сильнее. Это вырабатывало ответственность. Но могу сказать, что у Одоевского точно спортивный характер.




Этот «Зенит» — лучший при Семаке. Он преуспел бы даже в Лиге чемпионов

Кержаков мог попасть в сборную при Черчесове. Хотя вряд ли бы это случилось

– Сборная России. Впервые в карьере. Что это за чувства?
– Особенный момент. Не могу сказать, что плакал от счастья. Или не спал всю ночь. Я спокойно это воспринял. Не буду говорить, что венец карьеры. Но с учётом, что собирался заканчивать, не думал, что всё так развернётся. Я об этом мечтал. Мечта сбылась.

– Слышал, что ты мог оказаться в сборной ещё при Черчесове. Правда?
– Перед началом пандемии, мне позвонил начальник команды и попросил загранпаспорт. Это было сразу после сборов зимой 2020-го. Но я начал ту часть сезона в запасе. Так что не факт, что меня в итоге вызвали бы.

– Ближайший соперник — Киргизия – далеко не самая топовая сборная. Есть от этого небольшое разочарование?
– Вообще нет. Я просто счастлив. Сейчас лежу на кровати в футболке и шортах с гербом, разговариваю с тобой, только от этого факта дико рад.

– Твоя цитата: «Пришлось покопаться в себе несколько месяцев назад, пересилить себя, выйти на другой уровень». Можешь расшифровать?
– Это как раз о том, что я говорил чуть раньше. В какой-то момент хотел закончить. Но потом появилась мысль: закончу сейчас, а если через 2-3 месяца захочу вернуться? Подписал контракт. Однако понимал: если всё останется по-прежнему, то подойду и попрошу его разорвать. Я скажу честно: первое время на сборах эмоционально был абсолютно пустой. Ничего не хотелось. Но потом пришлось закуситься. Обстоятельства в жизни немного изменились. Я вышел из сложной ситуации ментально другим человеком. Пока всё идёт так. Не знаю, что будет дальше.

Могу точно сказать: у меня ещё есть определённые цели в «Зените». Галочки, которые хочу закрыть. Статистические.

Как продлевал контракт и что думает о поиске вратаря

– Как вообще проходило переподписание контракта, учитывая обстоятельства?
– Позвонил Александр Иванович Медведев, предложил переподписать на год. До этого говорил об этом с тренерским штабом. Тогда они сказали, что хотят продолжения сотрудничества. Я ответа не дал. А после разговора с Медведевым позвонил Бирюкову. Сказал, что мне предложен контракт, спросил об их планах на меня. Ответили, что рассчитывают. Естественно, если бы я услышал обратное, то не стал бы продлеваться. И, скорее всего, закончил бы карьеру.

– В последние годы у «Зенита» приличная ротация вратарей. Нет явного первого номера. При этом – спорные трансферы, того же Крицюка. Не возникало обиды, что не верят в тебя?
– После ухода Лунёва ходили слухи о новом вратаре. В «Зенит» отправляли половину Российской Премьер-Лиги. Понятно было, что кто-то придёт. К такому уже привыкаешь. Это происходит на протяжении последних 7 лет. Пока я был в «Зените», клуб всегда искал вратаря. Так что к этому спокойно относишься.

– Почему у Стаса в итоге не получилось – дело только в травмах?
– Это была третья команда, которую он поменял за непродолжительный срок. Возможно, это тоже сказалось. Новые требования, новые партнёры.

Матвей Сафонов

Фото: Дмитрий Голубович, «Чемпионат»

– «Зенит» хочет найти первого номера на долгие годы. Но по ощущениям, глобально лучше других в России только Сафонов.
– Не соглашусь. Есть и другие хорошие ребята. Мне нравится Адамов из «Сочи», Ванька Ломаев тоже неплохой. Ещё Худяков хороший парень. Но считаю, что у каждого клуба должен быть приоритет на своих игроков. А тем более когда нет еврокубков. Почему в этот период не ориентироваться на своих? Имею в виду не только вратарей.

Рубрика «Артём Дзюба в Турции»

– Лето. Из «Зенита» уходят Дзюба, Оздоев, чуть раньше Ракицкий. По сути, весь опытный русскоязычный костяк. Тебе не стало тоскливо?
– Не очень правильное слово. Я поменял за свою карьеру много городов и команд, где играли хорошие ребята. Первое время, конечно, по кому-то скучаешь, но со временем привыкаешь. И сейчас уже спокойно отношусь – все когда-то переходят в другие команды.

Плюс не могу сказать, что мы были как-то особенно близки, дружили семьями, пересекались вне футбола. У меня со всеми ребятами рабочие отношения. За пределами команды у меня другой круг общения. Мои близкие друзья со мной с детства, с юношеского возраста.

– Мостовой говорил, что Дзюба ни с кем не попрощался в чате. Не очень красиво, разве нет?
– Не знаю. Думаю, у него были причины для этого. Не берусь судить. Его дело.

– Чувствовалось, что он хотел сменить обстановку?
– Это 100%. Но насчёт другой страны, думаю, 50 на 50. Хотя ещё за несколько туров до конца прошлого сезона он мне сказал, что поедет в Турцию. Поэтому для меня этот переход не стал сюрпризом.

– Ощущение, что Дзюба и Оздоев считают, что с ними обошлись в клубе не совсем справедливо.
– Я не разговаривал с ними на эту тему. Но если не ошибаюсь, им предлагали сотрудничество. Не знаю, на каких условиях. Их это не устроило. Абсолютно нормально. Но надо понимать: парней никто не выгонял. Если бы это случилось, то можно было назвать несправедливостью. Учитывая вклад, который они внесли. Но они сделали другой выбор.




Оздоев хорош в Турции, но у клуба проблемы. У россиянина уже есть тайный план на повышение

– Ты следишь за ними в Турции?
– Да, пару дней назад говорил с Магой по видеосвязи. В футбольном плане он доволен. Говорит, что очень нравится тренировочный процесс с Пирло.

Новое чемпионство, брат, пивной завод и инвестиции

– Что может помешать «Зениту» взять пятый чемпионский титул?
– Только мы сами.

– А конкуренты?
– ЦСКА, «Ростов». Будет не самый приятный выезд в Сочи. Но это конкретный матчи, на дистанции мы можем проиграть только себе.

Михаил и Александр Кержаковы

Фото: Елена Разина, «Чемпионат»

– Старший брат пару месяцев назад покинул Нижний. Он сильно переживал?
– Однозначно. У него были планы на следующий сезон, размышлял об этом. Он жил, горел работой в клубе. Порой переживания были очень сильными.

– Произошедшее с ним несправедливо?
– По мне – да.

– Когда он вернется к работе?
– Надеюсь, скоро.

– В «Локомотиве»?
– Не знаю, но это было бы неплохо.

– Александр не так давно сказал, что Никита Гойло сильнее тебя, Одоевского. Ухмыльнулся?
– Ничуть. У Никитки есть качества, которых нет у меня. Например, атомная левая нога. Раз брат считает его сильнее – не вопрос. Будем бодаться.

– Знаю, что у тебя есть бизнес, связанный с пивом. Расскажешь?
– Есть небольшой пивной завод, связанный с производством крафтового пива. Я не занимаюсь оперативным управлением, скорее инвестирую.

– Ты размышляешь о том, что будет после карьеры?
– Конечно.

– Среди этого будет бизнес, инвестирование?
– Сложно сказать. Сейчас многое поменялось. Я диверсифицировал свой портфель. У меня есть брокер, который занимается этим. Так что выступаю больше инвестором. Не занимаюсь отчётами и остальным. Но, опять же, в нынешнее время тяжело на это ориентироваться – нажали кнопку, и биржа закрылась. Через месяц нажали – она открылась. Торги идут, а торговые поручения не принимаются. Кто-то зарабатывает на этом миллиарды. Часть денег у меня по-прежнему заморожена. А недвижимость, которая есть в собственности, сейчас никому особо не нужна – ни коммерческая, ни жилая. Не знаю, как долго это продлится.

– А видишь в будущем что-то связанное с футболом?
– Пока не могу сказать. Вижу, но, может, не сразу. Либо закончу и на пушечный выстрел не подойду к футболу. Пока думаю, что мог бы тренировать детей. У меня был такой небольшой опыт. Это близко. Смогу вернуть маленькую частичку долга футболу, который дал мне всё.

Leave a Comment

Exit mobile version