Светлана Аплачкина – одна из лучших бегуний страны на средние и длинные дистанции. На прошедшем чемпионате страны пополнила свою богатую коллекцию двумя золотыми медалями – в беге на 1500 м и 5000 м.

Но эти победы не делают её узнаваемой спортсменкой, а на международные старты россиян не пускают. В эксклюзивном интервью «Чемпионату» Светлана рассказала о том, как живут обычные легкоатлеты, а не суперзвёзды, раскритиковала работу ВФЛА, объяснила слёзы Марии Ласицкене и Анжелики Сидоровой и честно высказалась по поводу поступка Данила Лысенко.

«Взрослым женщинам на футболках расписывалась. Непривычно»

– Светлана, что для вас настоящая лёгкая атлетика: чемпионат страны в Чебоксарах или коммерческие забеги, в которых может участвовать любой?
– Очень сложный вопрос, ведь это звенья одной цепи. Но если брать любительские забеги, в которых я иногда участвую, это совершенно иначе, чем то, что происходит на дорожке стадиона. Количество участников и просто вовлечённых людей несопоставимо, там человек пробежал свою дистанцию и идёт на трассу поддерживать других. Фантастическая атмосфера.

Светлана Аплачкина

Светлана Аплачкина

Фото: из личного архива Светланы Аплачкиной

– Вам больше нравятся такие забеги или всё-таки старты на стадионе?
– Мне более комфортно на стадионе только по одной причине – бежится более свободно и легко. Атмосфера же на шоссе совершенно иная. Хотя справедливости ради в Чебоксарах интерес к лёгкой атлетике настоящий, не искусственный, на трибуны приходят те, кто поддерживают и разбираются. Ни в одном другом российском городе такого нет.

– Много пришлось автографов раздать и фотографий сделать двукратной чемпионке страны – 2022?
– Знаете, не особо. В прошлый раз, когда я была в Чебоксарах, интерес именно ко мне выше был. Особенно много молодых ребят фотографироваться подходили. А в этот раз больше интереса было со стороны взрослых женщин, которым я даже на футболках расписывалась. Немного непривычно.

«Телевидение обратило на нас внимание просто от безысходности»

– Обыватели в России знают только трёх легкоатлетов – Марию Ласицкене, Сергея Шубенкова и Анжелику Сидорову. Согласны?
– Есть такое. Они не просто показывают очень высокие результаты, они ещё и очень медийные. Мы внутри своего легкоатлетического мирка все друг друга знаем, а за его пределами известны только Маша, Анжелика и Сергей. У нас же есть атлеты, которые показывают тоже достаточно высокие результаты, но совершенно не раскручены. Например, Саша Гуляева, которая бежит 800 м быстрее двух минут – это очень круто. Но я сомневаюсь, что люди, которые следят за лёгкой атлетикой лишь время от времени, назовут её имя.

– Как это поменять? На международные соревнования не пускают, а чемпионы России не слишком узнаваемы.
– В этом сезоне ещё соревнования регулярно стали проводить и транслировать. Но люди, кажется, не привыкли к тому, что лёгкую атлетику можно смотреть. Они не знают даже лучших в стране. Не понимаю, почему нельзя было сделать это раньше? Кажется, телевидение обратило на нас внимание просто от безысходности, потому что показывать больше нечего.

– Есть ощущение, что трое лидеров просто более смелые. Остальные легкоатлеты боятся сказать лишнее слово, чтобы не дай бог чего не произошло.
– Ласицкене, Сидорова и Шубенков уже многого, если не всего, добились. И они могут позволить себе говорить больше и смелее, чем другие. Но когда ты просто чемпион России… Многие могут спросить – а кто ты такой вообще? Мы же все видим, что даже после слов олимпийской чемпионки ничего не происходит, что я могу сделать? Ну и, как по мне, обращаться на тот уровень просто бесполезно.

Светлана Аплачкина

Светлана Аплачкина

Фото: из личного архива Светланы Аплачкиной

Нужно спросить хотя бы с нашей федерации, когда обещания начнут выполняться? А то ВФЛА постоянно раздаёт пустые обещания о том, что вот-вот ограничения снимут, но это тянется, кажется, бесконечно. Недавно наш президент Ирина Привалова сказала такую фразу в отношении отстранения российских спортсменов даже в нейтральном статусе от всех турниров: мол, ничего страшного, психологически отдохнут. В смысле? О чём это вообще?! Народ на чемпионате России выступает со слезами на глазах от того, что не может соревноваться с сильнейшими и варится в собственном соку, а она говорит про психологический отдых? Анжелика с Марией рыдали после своих прыжков от полного бессилия. Мне тоже обидно от того, что я не могу бегать с теми, кто считается лучшими в мире. В прошлом году у меня была возможность воспользоваться нейтральным статусом, и я даже выезжала на первые в карьере международные соревнования. Это совершенно другой мир.

«Призовые? Мы бегали за медали и грамоты»

– В чём отличие?
– Год назад я ездила на Мемориал Камилы Сколимовской в Польшу. Пробежала так себе, если говорить о занятом месте. Но какая же там была атмосфера! Такого количества зрителей на трибунах я не видела никогда. Это было очень круто! Да и сама организация на высшем уровне. Прилетаешь – тебя встречают в аэропорту, везут в гостиницу. Я прибыла на место вечером, нужно было сделать тренировку. Обратилась к организаторам с просьбой подсказать, где находится парк или набережная. Знаете, что они сделали? Отвезли меня на стадион, дождались, пока я проведу тренировку, и привезли обратно. В гостинице обязательно есть стенд с чётким расписанием и составом участников. Всё максимально удобно и сделано для спортсменов.

– На чемпионате России не так?
– А у нас стартовые протоколы только ночью появлялись. Гостиница же… Приезжаешь, а тебе говорят, что заселение только в 14.00. А если ты приехал в 10.00? Куда деваться? Сидишь, ждёшь. Это свежий пример из Чебоксар и гостиницы «Россия». Правда, не с национального чемпионата, а с Мемориала Игнатьева, который проходил в июне. Я приехала утром и вынуждена была четыре часа ждать заселения. Вы же проводите соревнования, неужели на это время нельзя сделать исключение, ведь большой поток спортсменов! На улице страшная жара была. Что делать? Пошла тренироваться, а потом просто сидела в холле и ждала заселения. Приезд на чемпионат России подгадывала так, чтобы прибыть в Чебоксары после обеда и не сталкиваться с подобным отношением.

– На что живут российские легкоатлеты – не суперзвёзды, а те, про которых знают только в своей тусовке?
– Спасибо ЦСКА, что оказывает громадную помощь. У нас многие спортсмены числятся в разных структурах, но там зарплаты поменьше, чем в ЦСКА. Если честно, не настолько напряжно пару раз в год выступить на обязательных соревнованиях. Плюс зарплата в регионе. В нынешнем году ситуация улучшилась с организацией серии Гран-при и призовым фондом. Кому-то, наверное, покажется смешной сумма в 50 тысяч рублей за первое место, но раньше ведь и этого не было. Например, организаторы Мемориала Абрамова в Московской области всегда обеспечивали призовой фонд, а на других подобных стартах мы бегали за медали и грамоты. Да что говорить, если не все регионы командируют спортсменов даже на Кубок России?! Хочешь бежать – за свой счёт. Если в целом для более-менее нормальной жизни нужно выступать, выступать и выступать, чтобы заработать. Нон-стоп такой. Я никогда летом так много не бегала, очень много стартов вышло. Скажу честно, если бы не было призовых и возможности заработать, я бы столько не стартовала.

Светлана Аплачкина

Светлана Аплачкина

Фото: РИА Новости

– Министр спорта Олег Матыцин обещал на Спартакиаде повышенные призовые, сопоставимые с теми, что выплачиваются на чемпионате мира.
– Я уже сказала, что осторожно отношусь к обещаниям. По последней информации, победа на Спартакиаде будет оцениваться в 370 тысяч рублей. Хотя эти данные постоянно меняются. Назывались цифры и 100 тысяч, и 300 тысяч. Если уже ничего не поменяется, это будут самые большие призовые для соревнований на дорожке. На чемпионате мира за первое место выплачивается по 70 тысяч долларов. Можете сами сравнить, сопоставимы эти призовые или нет.

– Как считаете, серия Гран-при будет проводиться и дальше?
– Не знаю. Слышала много мнений о том, что сейчас всё делается для показухи, а потом все про всё потихоньку забудут. Если случится худший вариант, будет очень обидно и ощутимо в финансовом плане.

– Кристина Макаренко после чемпионата России рассказала, что близка к уходу из спорта из-за отсутствия мотивации и невозможности выступать на международных стартах.
– Я её прекрасно понимаю. В России у неё вообще нет конкуренции. Соревнуется только сама с собой. В такой ситуации очень сложно заставить себя держать уровень. У меня немного иначе – есть с кем соревноваться, есть к чему стремиться, можно ставить цели. Ну и у меня нет «ломки» по международным стартам, поскольку лишь в прошлом сезоне впервые в них участвовала. Плюс я только с прошлого года набрала такую форму, которая даёт мне уверенность в том, что я могу бороться с лучшими в мире.

«Была обида на то, что меня просто выбросили из команды»

– А вы смотрели чемпионат мира в Юджине?
– Только в соцсетях какие-то отдельные фрагменты. Вообще, я лёгкую атлетику редко смотрю. Самое яркое впечатление из того, что видела – бег на 400 м с барьерами у девчонок. Очень впечатляет. Сидни Маклафлин и Фемке Бол просто фантастически забег провели. И вообще весь сезон начиная с зимы они наращивали результаты. Почти на каждом старте мировой рекорд или близко к этому.

– То, что удалось увидеть, вызывало сожаление о том, что вы тоже могли там бежать?
– Еще до начала событий на Украине ВФЛА сформировала список из 20 спортсменов, из которых потом отбиралась бы команда на зимний и летние чемпионаты мира. Этот список гулял по интернету. Так вот, своей фамилии я там не нашла. То есть я ни при каких условиях не могла бы поехать в марте в Белград, а в июле – в Юджин. Вернее, в США можно было бы отобраться в том случае, если бы в мае на первом же старте выполнила норматив. Но все же прекрасно понимают, что форма набирается по ходу сезона, а не с первого старта.

Светлана Аплачкина

Светлана Аплачкина

Фото: из личного архива Светланы Аплачкиной

Конечно, у меня была обида на то, что меня сразу просто выбросили из команды. По каким критериям его вообще составляли? На тот момент у меня уже был нейтральный статус, а у некоторых спортсменов из списка – не было, да и сейчас нет. Да, в итоге не поехал никто, но это уже другая история. Обида у меня не на то, что никто из российских спортсменов не поехал на чемпионаты мира, а на то, что происходит у нас.

«Разве флажки за пропуск допинг-тестов не Лысенко получал?»

– Вы можете сказать, что бан российской лёгкой атлетики исключительно политика или были основания?
– Если честно, я не могу утверждать, что нас наказали только по политическим причинам, потому что не была на заседаниях комиссий World Athletics и не знаю, о чём там говорилось. Но подробности дела Данила Лысенко были же оглашены. Тогдашнее руководство ВФЛА хотело прикрыть одного человека, а в итоге «прикрыли» нас всех.

– Вы считаете его виновным? Многие люди из мира лёгкой атлетики считают, что он стал жертвой.
– Но флажки за пропуск допинг-тестов разве не он получал? Я согласна, что никто от этого не застрахован, получить флажок может любой из нас. Но когда у тебя уже есть флажок, ты будешь на воду дуть и во всём перестраховываться, чтобы ситуация не повторилась. А когда уже два флажка? Куда Данил смотрел? Я не понимаю. Если бы он был внимательнее и более ответственно относился к своим обязанностям, мы бы сейчас про эту историю не говорили! Так что он виноват. Как и те, кто потом решил его вытащить. Обида на них у меня большая. Именно из-за них мы не имеем возможности выступать на международном уровне. Все мы в спорте не вечные, и когда ты выходишь на пик своих результатов и не имеешь возможности себя проявить… Жизнь и карьера многих легкоатлетов могла пойти совершенно по иному пути.

– Вы готовы простить Данила? Он же возвращается в спорт, и не исключено, что вам придётся пересекаться на турнирах.
– Я лично с ним не знакома. Сказать, что я на него сильно злюсь – такого нет. Вся ситуация уже осталась в прошлом, и поменять ничего уже нельзя.

«Нам ничего не светит в ближайшие 10 лет!»

– Лёгкая атлетика в России действительно умирает от того, что спортсмены вынуждены соревноваться только внутри страны?
– Немного чувствуется. Некоторые молодые спортсмены начинают разбегаться, если говорить о средних дистанциях. Но если посмотреть на тех, кто за ними – их просто нет. Да и какой может быть интерес у детей к лёгкой атлетике, если они видят перед глазами только отрицательные примеры того, что нас никуда не пускают. Знаете, какие разговоры в легкоатлетической тусовке? Нам ничего не светит в плане участия в международных соревнованиях в ближайшие 10 лет! Но всё равно мы живём надеждой. Лично я в глубине души верю, что ещё сумею выступить на зарубежных стартах и зарубиться с сильнейшими.

Светлана Аплачкина

Светлана Аплачкина

Фото: из личного архива Светланы Аплачкиной

– Как обстоят дела со спортивной экипировкой? Всё за свой счёт или пока ещё контракты с личными спонсорами действуют?
– Большинство российских легкоатлетов были на контрактах с разными производителями, но сейчас многие компании просто ушли. Пока в плюсе оказались те, у кого были договоры с NewBalance. Они по-прежнему действуют, но задержки поставок я уже ощущаю. И так всё не быстро было, а сейчас вообще растягивается надолго. В мае должна была прийти новая стартовая форма, новые модели обуви, но пока ничего не пришло. И не факт, что эта экипировка придёт. Когда истечёт этот контракт, непонятно, что будет. Если с формой вопросы ещё как-то можно будет решить, то с кроссовками и шиповками – вряд ли. Наверное, надо впрок закупаться, пока есть возможность.

«Предложений от журналов о съёмках не было. Меня и в райцентре не все знают»

– Вы из тех спортсменок, о которых можно подумать, что ваша фотография легко может быть в глянцевых журналах. Было хоть одно предложение?
– Нет, конечно! Я же из деревни Нижний Икорец, что в Воронежской области. Так меня даже в нашем районном центре Лиски никто не знает, а вы про журналы говорите или федеральные СМИ (смеётся). Я вам больше скажу – не все сотрудники стадиона, где я часто тренируюсь, меня знают. Были случаи, когда меня на стадион не пускали потренироваться, пришлось до главы района дойти. Он меня спросил, почему я сразу не обратилась к нему со своей проблемой. Да почему я должна обращаться, стадион же для всех? Ну и лично у меня была возможность в соседнюю деревню на школьный стадион ездить тренироваться, там неплохое покрытие, да и стадион круглосуточно открыт. Кстати, с главой нашего района Игорем Олеговичем Кирносом я познакомилась лишь в прошлом году, когда ко мне домой в деревню приезжал Евгений Ревенко, бывший журналист, а сейчас депутат Госдумы. Тогда администрация и засуетилась – а у нас что, в районе чемпионка России есть?

– Ну вы, наверное, не упустили случая рассказать Ревенко о том, что надо бы в деревню дорогу новую положить? Ведь все так делают.
– Вы даже не представляете, что почти в точку попали. Только я ничего не просила. В деревне прокладывали дорогу, но до нашего дома, который на улице крайний, пяти метров не хватило. Когда всё сухо – нет проблем, но когда дождь – настоящее месиво из грязи, настолько всё плохо. Я как раз на сборах была, когда дорогу ремонтировали, а неравнодушная соседка с моим братом бегали к рабочим несколько раз и уговаривали доделать. Кое-как уговорили. А Ревенко в тот приезд тактично попросил главу обратить внимание на спортсменку, которая на высоком уровне выступает.

– Теперь вы с районной администрацией дружите?
– Не знаю. На меня в администрации обиделись. Пару месяцев назад у нас проходили Сельские игры, о которых я узнала на сборе в Кисловодске. За четыре дня до старта мне позвонили и сказали, что надо пробежаться за Лискинский район. В смысле? А где вы раньше были? Я бы даже и на сбор не поехала, а сейчас надо со сбора среднегорного сорваться и пробежаться? Оказывается, надо сорваться и приехать, потому что, оказывается, всем уже доложено, что Светлана Аплачкина будет бежать на Сельских играх за свой район. А почему Светлана об этом вообще ничего не знала? И в итоге отказалась. Мне даже местные писали – тебе миллионы предлагали за участие, ты зачем отказалась?

– Насколько я понимаю, сейчас о пяти метрах несделанной дороги можно было бы и не заикаться?
– Скорее всего (смеётся). Но наша команда и без меня справилась.

Leave a Reply